Александр Виняр, инженер, создатель бонсай-клуба

0
17

На пороге грядующего тысячелетия человечество продолжает решать вопрос, возникший сразу, как только неандерталец украсил свою пещеру. Вопрос не праздный: что же есть в окружающих вещах такое, что может вывести нас самих, наше жилище из хаоса и привести в состояние гармонии? Что может превратить плюшкиных, гобсеков в эстетов уровня Оскара Уальда или просто людей, живущих в любви и согласии со своим домом?

Еще совсем недавно казалось: им там, на Западе, создать домашний уют — самое простое дело. Засунул чашки, ложки в посудомоечный агрегат, перестирал грязные вещи благоухающим порошком в итальянской машине, которая при этом еще и песенку споет, нарезал электротеркой гору салатов в пять минут — и словно по мановению волшебной палочки атмосфера в семье изменилась.

Сейчас эти «игрушки» есть в достатке и в наших магазинах. В соответствии с материальным положением любая хозяка может выбрать ей доступные.

И пресловутый быт — а женщина проводит на кухне четверть жизни — конечно, стал легче.

Лично мне, носящей очки со второго класса, совершенно очевидно как день, что человечество делится не по этническим признакам, не по сексуальной ориентации, не по количеству денег на счету. Наш социум жестко разделен на очкариков и неочкариков. Вот почему меня чрезвычайно заинтересовал московский мастерАлександр Виняр.

На вопрос «Чем вы, собственно, занимаетесь?» он отвечает коротко: «Мыслю». И это вовсе не означает, что он работает в издательстве «Мысль», как решила одна его страстная поклонница. Просто такой у него способ существования.

В светских салонах столицы среди представителей самого крутого бомонда он известен не этим. Модницы и модники ценят очки от Виняра, которых не найти ни в одном супердорогом каталоге.

Итак, позвольте представить: Александр Виняр, изобретатель и, по его признанию, абсолютный монополист в создании очков из первичного концентрата солнечной энергии — дерева.

Этот материал, как мне объяснил мастер, на самом деле представляет собой солнечную энергию в твердом виде. Именно дерево человечество использует чаще, чем другие земные «произведения» солнца — например, ветер, приливы, отливы, нефть. К тому же именно оно самый древний природный друг человека. Ведь из дерева делались и первые украшения, и первые орудия труда. А еще оно теплое, как любимая кошка. Поэтому Виняр и предпочитает его металлу и пластику.

Возлюбленные детища мастера — оправы уникальны, так как существуют только в единственном экземпляре и представляют собой эксклюзивные музейные шедевры. Они не имеют ничего общего с массовыми пластмассовыми убожествами. В отличие от промышленных дизайнеров очков, создающих различные варианты, чтобы очкарик подобрал себе нужный, Виняр идет от противного. Каждая его модель создается специально под черты конкретного, неповторимого лица. Именно поэтому сделать такую же почти невозможно.

А создаются оправы из драгоценных пород редких деревьев — самшита, эбена, ореха, бука, фернанбука. Смычки для настоящих скрипок также делаются из последнего. Когда Виняр работает с упругим, однородным прочным черным эбеном, его мастерская слоем черной плохо смываемой пыли напоминает угольную шахту. Для того, чтобы сделать очки из царского дерева — самшита, тому нужно расти более ста лет.

— Вот эта линия, — рассказывает Виняр, показывая фантастическую самшитовую оправу как будто из кружев, — вероятно, соответствует году смерти Пушкина, а вот эта — началу войны с Наполеоном… Человечество за все время своего существования не создало более благодарного украшения или предмета искусства, чем очки.

Судите сами: браслет, кулон или брошь никто постоянно не носит. Ну может быть, дома наденет раз в неделю с каким-то определенным нарядом. Картина или скульптура самого гениального мастера выставлена в определенном месте — скажем, в музее, который открыт только в определенное время.

Очки же носят постоянно, каждый день — они всегда покоятся на вашем носу, даже если он гоголевский и самостоятельно прогуливается по Невскому. Я бы сказала даже несколько возвышенно: очки обозревают мир, и мир обозревает их…

Как предмет материальной культуры очки появились примерно 500 лет назад в Италии в прекрасную эпоху Возрождения и делались исключительно из дерева.

По одной из легенд очки изобрел на пару с летательным аппаратом сам великий Леонардо и первый «экземпляр» подарил прекрасной Джоконде, страдавшей близорукостью. Якобы даже сохранились эскизы Джоконды в очках…

Позже оправы мастерили из кости, металла; пластмасса как материал для них — детя нашего времени. Почему же для очков наиболее предпочтительно дерево? Во-первых, мы уже об этом говорили, оно теплое и ближе к человеку по своей природе. А еще оно легкое: любые самые массивные с виду очки легче металлических. В отличие, скажем, от тех же металлических или пластиковых они не меняют форму вследствие механического воздействия (их можно сломать, но не согнуть!) или температурного — того же мороза. Значит, в полной неприкосновенности остаются оптические свойства…

Деревянные очки любят, когда их трогают руками. От человеческих прикосновений цвет дерева становится все благороднее и благороднее, а древесина — прочнее и прочнее. Поэтому очки в некотором смысле похожи на экзотические плоды, которые дозревают прямо на вашем носу.

А волосы при контакте с деревянной оправой приобретают более эффектный блеск: фантастический «концентрат солнечной энергии» чудесным образом полирует вашу гриву…

Очки от Виняра подчеривают красоту лица. Обычно они особо подчеркивают нос. А виняровские оправы в случае необходимости замаскируют его, приукрасят. И вообще они способны играть роль маски, если хорошо потрудиться. Как неузнаваемо и прекрасно меняется ваше лицо! Однажды Виняр «обновил» знакомую всем физиономию Элтона Джона. Вот что сам мастер об этом рассказывает:

— Чтобы «спасти» любимого певца Элтона Джона от пластиковой безвкусицы, усевшейся на его переносице, я создал специально для него неподражаемую «птичью» оправу… Теперь музыкант с ней не расстается…

Интересно, что у каждой моей оправы своя, совершенно непредсказуемая судьба. Они, как дети, в которых вкладываешь одно, думая, что их воспитываешь, а получается что-то совсем другое… Я их люблю и за бесконечную возможность для фантазий с вариациями.

Можно сколь угодно менять форму, размеры… Можно создавать оправы из любых пород деревьев и инкрустировать другими породами, перламутром, костью, кожей, мехом, золотить оправу и сами стекла, украшать жемчугом, драгоценными камнями…

А еще я придумал такие специальные насадки для очков. Они могут существовать сами по себе, их можно варьировать, изменяя оправу под настроение, подбирать к определенным туалетам, как драгоценности или духи. Кстати, очки могут заменить туалетную воду, одеколон, если создавать оправы с запахом. Каким образом? Используя ароматические породы деревьев — кипарис, можжевельник. Или в футляр закладывать благовония, чтобы оправа их впитывала. А проще всего вкрапливать ароматизированные вещества, например, розовое масло прямо в оправу, и тогда очки будут тонко и нежно благоухать всю свою очковую жизнь…

Александр Виняр работает над коллекцией очков всех времен и народов. Здесь и оправы в стиле классицизма, и готики, и барокко, и ампира, и рококо, и самый милый сердцу мастера — очковый модерн с плавными строгими линиями, переплетающимися как стебли винограда.

Придумать новую очковую эстетику, как мне представляется, — достаточное основание, чтобы войти в историю, тем более что от оправ, судя по всему, человечество вовсе не собирается отказываться даже с изобретением контактных линз. А уж очки от солнца — непременный атрибут нашего времени не только на пляже, но и в офисе, на бале, и даже под покровом ночи в найт-клубах.

Однако Александр Виняр утверждает, что сам он в памяти людской запечатлится не как очковый художник-монополист, а как создатель нового человеческого языка, который объединит всех людей. И тут даже мыслитель Родена рядом с мыслителем Виняра лично мне представляется просто скучающим подростком.

Галина ЛАБЗИНА